В глубинах Мультиверса

.

Доказательство существования параллельных вселенных, совершенно не похожих на нашу, может оказаться за пределом возможностей науки. За последние десятилетия в космологии появилось новое поле научной деятельности, увлекшее многих ученых. Расширяющаяся вокруг нас Вселенная может оказаться не единственной: нас могут окружать миллиарды других вселенных. Возможно, наш мир представляет собой лишь часть Мультимира.


Не успели затихнуть бурные дискуссии вокруг машин времен из замерзших сколлапсировавших звезд (иногда их называют Т-агрегаты Сагана – Торна), как появилась теоретическая работа больших энтузиастов хронофизики: теоретика Давида Дойча и философа Майкла Локвуда. Авторы не только рассмотрели различные варианты путешествий во времени, но и предложили оригинальные решения для возникающих парадоксов.

Вот один из таких парадоксов, широко распространенный в научной фантастике, например он встречается в романе Айзека Азимова «Конец Вечности». Итак, литературный критик, увлеченный творчеством модного писателя, отправляется в прошлое и посещает автора еще до написания им прославленных произведений. Он показывает его будущие сочинения, а тот, не поверив критику, присваивает свои же книги, приобретая тем самым известность и славу. Парадоксальный логический круг замыкается, ведь трудно понять – кто же написал упомянутые книги, если они бесконечно циркулируют по кругу времени из будущего в прошлое и обратно. Следующий круг временных парадоксов у Азимова связан с самим изобретателем машины времени, на которой основана организация «Вечность» и чертежи которой сама эта «Вечность» доставляет ему из будущего.
Все эти парадоксы, привлекшие внимание ученых, философов и писателей после выхода романа Герберта Уэллса «Машина времени», породили устойчивое мнение, что такие путешествия принципиально невозможны. Впрочем, теория относительности не отрицает возможность путешествовать в будущее. Для этого необходимо совершить полет в космос с околосветовой скоростью. Тогда путешественники могут вернуться через много лет более молодыми, чем их сверстники, оставшиеся на Земле. Но теория относительности не допускает путешествий в прошлое с нарушением принципов причинности.
Как вообще объясняет физика невозможность подобных нарушений? В теории относительности положение любого объекта описывается четырьмя координатами – тремя пространственными и одной временной. Эти четыре координаты указывают так называемую мировую точку в пространстве Минковского.
Четырехмерное пространство (специалисты называют его также многообразием, или континуумом) Минковского, мягко говоря, трудно представить. Но если свести движение в физическом трехмерном пространстве в перемещение относительно одной оси координат, допустим, Х, то проекцию пространства Минковского легко изобразить в виде прямого угла, одна сторона которого – время, а другая – пространство. Мировой линией в пространстве – времени Минковского называется линия точек четырехмерного пространства или событий, принадлежащих одному и тому же объекту. Если объект покоится, его мировая линия будет вертикальна (координата Х остается постоянной). Для прямолинейно и равномерно движущегося объекта его мировая линия будет прямой. При реальном ускоренно-замедленном движении объекта мировая линия имеет вид извилистой траектории. Любопытно, что с чисто пространственно-временной точки зрения вся биография человека изображается таким вот извилистым червячком (а не линией, ведь тело человека занимает определенный объем), хвост которого совпадает с местом и временем его рождения, а передний конец непрерывно ползет вперед и вперед.
Согласно Общей теории относительности, массивные тела искривляют рельеф пространства – времени. Это явление известно нам как всемирное притяжение. Но вместе с искривлением пространства – времени могут искривляться и все мировые линии, становясь замкнутыми. Двигаясь по таким замкнутым линиям, объект из будущего неминуемо встретится с самим собой в прошлом и сможет повлиять на уже прошедшие события.
Существование в природе замкнутых мировых линий в свое время исследовал немецкий математик Курт Гедель. Замкнутые мировые линии, известные в научно-популярной и фантастической литературе как петли времени, появляются в окрестности массивных черных дыр. Так, из предыдущей главы мы знаем, что Кип Торн показал возможность образования петель времени в туннеле, соединяющем систему «замороженных звезд». Другой английский космолог Ричард Готт, развивая теорию суперструн (согласно которой все микрочастицы образованы сверхмалыми струнами – квантовыми суперструнами), доказал, что прохождение таких струн сквозь друг друга должно порождать петли времени. К сожалению, пока еще неизвестно, существуют ли суперструны в действительности.
Убедившись, что петли времени не противоречат теории относительности, физики попробовали избавиться от логических парадоксов путем введения неизвестного нам закона природы, запрещающего вмешиваться в собственное прошлое.
Более радикальное объяснение невозможности парадоксов предложил знаменитый британец Стивен Хокинг. Используя сочетание теории гравитации с квантовой механикой, описывающей движение элементарных частиц, он показал, что квантовые эффекты должны вызвать разрушение тех петель времени, которые предсказываются уравнениями Эйнштейна. Поэтому теория замкнутых мировых линий обязательно должна учитывать квантовые эффекты.
Мы уже рассказывали о кипении физического вакуума, именно на этом самом элементарном уровне пространства – времени квантовая физика указывает на возможность возникновения петель времени. По квантовой теории, пространство – время здесь имеет «пенистую» структуру, включающую множество микроскопических замкнутых мировых линий.
Квантовая физика описывает поведение элементарных частиц статистически. Эта врожденная «статистичность» микрообъектов является одной из самых трудных загадок природы. На микроуровне в любой момент времени можно указать лишь вероятность того или иного физического процесса. Этот вывод очень трудно осознать, и даже великий Эйнштейн до самого конца жизни пытался его оспорить и найти наглядное объяснение этой загадочной статистичности.
Одна из самых необычных попыток объяснить вероятностный характер квантовой механики была предпринята в середине прошлого века американским физиком Хью Эвереттом, который предложил теорию «множественных вселенных». Согласно этой теории, существует не одна, а сразу множество вселенных, в точности подобных нашей по физическому составу материальных тел. Если мы наблюдаем за распадом какого-то радиоактивного элемента и видим, что этот распад произошел, скажем, через пять минут, то это верно только для данной вселенной. В другой, «параллельной», вселенной его копия распадется через десять минут, а в третьей – через пятнадцать. Иными словами, вероятность распада соответствует множеству вселенных, в которых копия распадается через данное время; сам же радиоактивный элемент ведет себя вполне однозначно и никакой статистичностью не обладает.
С самого начала вокруг теории Эверетта возникла бурная дискуссия. Ведь для тех квантовых расчетов, которыми пользуются физики при описании своих экспериментов с элементарными частицами и при создании различных квантовых приборов, совершенно безразлично, верна теория Эверетта или нет. Но вот для квантовой гравитации, которой занимаются Хокинг и Торн, такая теория может означать очень многое.
А вот решить парадоксы путешествий во времени она может легко. Например, в той ситуации, которая описывается в романе Айзека Азимова, точка встречи критика и писателя представляет собой особый узел Мультивселенной, в котором сходится множество вселенных-копий. В зависимости от того, какое действие произведет критик по имени Соня в прошлом, она и все, что ее окружает, оказываются в той или иной из этих копий. Следует лишь заметить, что прошлое и будущее в каждой из этих копий будут различными.
Остается главный вопрос: будут ли возможными путешествия во времени, если успешно решатся временные парадоксы? Тот же Стивен Хокинг говорит по этому поводу следующее: «Лучшим доказательством невозможности таких путешествий является тот факт, что нас до сих пор не навещают толпы подобных визитеров из будущего». Но сторонники теории Мультиверса отвечают, дескать, путешествия во времени вполне могут быть самым обычным делом во Вселенной. Но это вовсе не значит, будто на нас должны валиться «толпы визитеров». Петли времени вряд ли являются частым явлением в космосе, а у внеземных цивилизаций могут быть свои, куда более важные приоритеты, кроме посещения нашего забытого провинциального уголка Млечного Пути. А кроме того, они давно уже могли побывать на одной из бесчисленных копий Земли и встретиться там с землянами – только не с нами, а с нашими копиями.
В семидесятых годах Хокинг допустил, что черные дыры будут постепенно исчезать из-за квантовых эффектов у их горизонта событий, испуская энергию в виде излучения. Эта гипотеза, между тем, породила проблему для теоретиков. Суть ее в том, что испарение черных дыр и рождение излучения подразумевает, что почти вся информация о квантовом состоянии частиц, поглощаемых черной дырой, за исключением их массы, заряда и скорости вращения, будет безвозвратно теряться, что противоречит законам квантовой физики.
Однако сейчас Хокинг думает по-другому. По мнению ученого, часть поглощенной черными дырами информации будет просачиваться наружу в виде фотонов с почти нулевой энергией, остающихся на месте испаряющейся черной дыры – это явление он называет «мягкие волосы». Таким образом, информация будет храниться на границе этой области, называемой горизонтом событий. Фотоны будут выступать переносчиками информации с данными о свойствах частиц, «съеденных» черной дырой.
«Черные дыры не являются вечной тюрьмой, как ранее думали, – говорит Хокинг. – Если вам кажется, что вы попали в черную дыру, не сдавайтесь. Есть выход». Однако, согласно его теории, не произойдет возврата в наш мир, в исходную точку: субъект окажется в некоем ином, альтернативном пространстве.
В книге известного теоретика Брайана Грина «Скрытая реальность» ведущие ученые обсуждают эту «сверхкоперниканскую революцию». Не только наша планета одна среди многих, но и сама наша Вселенная – всего лишь песчинка в масштабах космоса; одна среди бесчисленных вселенных, каждая из которых не похожа на другие. Слово «мультимир» (в последнее время его заменил термин «Мультиверс») многозначно. Размер космологического горизонта, т. е. области, доступной астрономическим наблюдениям, составляет около 42 млрд световых лет. Однако у нас нет причин полагать, что Вселенная ограничивается этой областью. Дальше могут простираться другие, и их может быть бесконечно много. Каждая обладает различным начальным распределением вещества, но одинаковыми для всех физическими законами. Практически все космологи принимают такую гипотезу строения мультимира. Космолог Макс Тегмарк называет ее «Уровень 1».
Однако нашлись и те, кто придерживается более радикальной гипотезы, которая заключается в том, что вселенные Мультиверса могут быть совершенно различными, с разными законами физики, разными историями и, возможно, даже с разным количеством пространственных измерений. Большинство таких вселенных стерильно, но некоторые могут быть пригодны для жизни. Главный вдохновитель этого «Уровня 2» – Александр Виленкин. В бесконечном множестве вселенных есть бесконечное множество галактик и, следовательно, бесконечное множество планет и даже бесконечно много людей с вашим именем, читающих сейчас эти строки.
Подобные утверждения делались не раз с античных времен. Однако теперь концепция Мультиверса претендует на статус научной теории, положения которой могут быть математически строго сформулированы и экспериментально проверены. Многие физики и философы относятся к этому скептически, ведь трудно представить, как можно было бы доказать существование вселенных, лежащих за пределами нашей.
А что, если миры никогда не ветвятся? Предположим, что существует только один – тот самый, в котором мы живем, где все мировые линии линейно упорядочены и все предметы сохраняют свое тождество, то есть остаются такими, какие они есть.

Комментарии закрыты.